Как я лечила свою мышку.

У меня живет маленькая беленькая лабораторная мышка. Однажды холодным ноябрьским вечером почти два года назад она поселилась у меня дома. Активность свою она проявляла в основном по ночам, поэтому долгое время я не замечала, что она постоянно издает странные звуки. Оказалось, это чихание. Она все время терла свою мордочку и уши лапками, постоянно чесалась. Вскоре она начала шумно дышать, сопеть при каждом вздохе.

Позже я узнала, что моя мышка больна микоплазмозом. Это обычное заболевание для грызунов. Оно хроническое, и до конца не вылечивается. Когда зверьку становится совсем тяжело дышать, колют лекарства, чтобы облегчить состояние. Но победить болезнь навсегда не получается.

И я начала лечить мою мышку. Колола ей в холку антибиотики (байтрил и сумамед), в заднюю лапку периодически колола преднизолон. Через неделю лечения все как будто бы прошло: никаких чиханий и сопений.

Но вскоре (месяца через три) болезнь снова пришла. Опять тяжелое шумное дыхание, опять моя мышка постоянно чешется. Снова я начала колоть ей прежние уколы. И снова зверек поправился.

И в третий раз, когда наступило обострение, назначенное лечение помогло. Только на спине, между лопаток, как раз в том месте, куда я колола антибиотики, появилась ранка. Я читала, что от байтрила может появляться такое, поэтому решила, что ничего страшного.

Проходит неделя, вторая, месяц прошел, а ранка на спине у моей мышки не исчезает. Она даже не думает затягиваться! И вроде мышь моя не расчесывает ее, рана вроде без гноя, она и не проходит, и не разрастается.

До.

После.

Надо было что-то делать. Мазать мазью (левомеколь) не получалось: мышка сразу слизывала все, что было намазано. Я решила действовать изнутри. Решила подстегнуть иммунитет. По совету друзей попробовала фоспренил и не ошиблась! Я в течение недели по вечерам подкожно колола моей мышке фоспренил. Колола в стороне от болячки. А потом капала капельку фоспренила сверху на рану. Мышка сразу же его слизывала. Так что получалось, что лекарство действовало и подкожно, и через рот, и на поверхности.

Ровно через семь дней я не поверила глазам! Эта ужасная болячка, которая никак не проходила и даже не улучшалась исчезла! Осталась лишь чистая розовая кожа. Пока без шерсти, конечно, но я уверена, что и шерсти не долго ждать теперь.

А я еще раз убедилась, что любую болезнь надо атаковать со всех фронтов: не только снаружи, но и изнутри. Буду теперь периодически повторять курсы фоспренила – может быть мы и о микоплазмозе сможем забыть!

 

203